Что ждать от Афганистана?

0

То, что так долго не могло состояться. То, что экс-президент Трамп обещал сделать, но так и не сделал. То, что делается прямо сейчас, причем в пожарном темпе видимо всё же случится. Американские войска всё же выйдут из Афганистана. И даже хор скептиков, к которому регулярно присоединяется автор этого текста, замечая тонкое умение американской армии заявлять об уходе и никуда не уходить, вынужден будет отметить, что это всё же произойдёт.

На протяжении многих лет и любители мира во всём мире и тайные недоброжелатели США надеялись, что американцы всё же сбегут из Афганистана. Для людей советского происхождения и постсоветской жизни – это своеобразная месть американцам за их «Рембо-3» и прочие пакости, которые американская сторона устраивала советским войскам в Афганистане. Для тех, кто любит говорить о том, что американская военщина прогнила, шанс лишний раз потереть руки, и воскликнуть «доказано!» (хотя Корея, Вьетнам … да сколько их уже было этих доказательств неспособности США выиграть войну с дискретной целью). Для других повод говорить о новых веяниях в Центральной Азии.

Но именно сейчас, вывод американских войск становится для региона большой проблемой. Кажется, а может и нет, что с выводом специально тянули, дожидаясь, пока движение «Талибан» ради победы над которым и вошли американские войска когда-то в Афганистан окрепнет и будет способно забирать под свой контроль одну провинцию за другой. Прошлое пребывание у власти талибов весьма памятно. Погружение страны в режим средневекового религиозного правления с наказанием не только за инакомыслие, но и за спорт, например, с непрекращающейся гражданской войной, с взорванными статуями под защитой ЮНЕСКО. Всё это «Талибан», движение исламских студентов под художественным руководством муллы Омара. Его самого уже видимо нет в живых, но дело его живет.

И вот в такое время американцы готовы выйти из Афганистана (да еще и на повышенной скорости), а за ними, пардон, впереди них из Афганистана уже начали улепетывать союзники по коалиции. И сам факт ухода, и темп (2 недели) дают основание говорить, что для США это поражение. Они же будут указывать, что в Кабуле их марионеточное правительство. Значит победа. Но если и так, вряд ли пройдет много времени пока талибы войдут в Кабул.

Эпоха в истории Афганистана заканчивается. Эпоха кровавая и пропахшая порохом. Начинается новая, что это будет? Попробуем рассмотреть текущий момент более тщательно и предположить, что же будет дальше с этой землей.

Основание американских шагов

Американская экспедиция в Афганистан затянулась. Плюс к тому, она оказалась весьма дорогостоящей. А сейчас это немаловажный аргумент в американской политике. Тем более, что о выходе из Афганистана говорили достаточно долго и как о практически решенном вопросе.

Означает ли это, что США фактически признали, что слабее движения «Талибан» и не могут контролировать территорию Афганистана? Нет, разумеется. При всех условностях отметим, что центральная власть в Кабуле все эти годы существовала и не была сметена. Это в свою очередь означает, что какая-то степень эффективности у американского присутствия была. Другое дело, конечно, что и правительство Карзая (экс-президент Афганистана), и правительство Ашраф Гани Ахмадзай (действующий президент Афганистана) не могли считаться ни правительствами афганского единства, ни правительствами национального спасения. Они «сидели на штыках» иностранных военных, но хотя бы не отдавали власть талибам, или иным упырям афганского «маджахеддизма», типа Раббани (погиб в 2011) или Хекматияра (жив до сих пор). В общем то в большей степени местоблюстители с деньгами от зарубежных спонсоров, с армией, подготовленной зарубежными инструкторами и властью, более воспринимаемой за рубежом, чем внутри страны. Сейчас американские войска покидают Афганистан. Почему? Причины на самом деле две.

Первая и исконная для Америки. Даная война стала не выгодной с точки зрения PR и ее трудно продать избирателям, на выводе войск можно получить больше политических дивидендов, а сэкономленные на Афганистане деньги (от содержания войск, до логистики) можно направить туда, куда по мнению нынешней администрации будет выгоднее – в Восточную Азию, противостоять Китаю.

Вторая цель США более негативна. Превратить американскую головную боль (сдерживание талибов) в евразийскую головную боль. В первую очередь для Пакистана (и стоящего за ним Китая), Индии (с ее несговорчивым руководством), Средней Азии (и интересов России там), Ирана, соседствующего с Афганистаном. Ведь если в Афганистане произойдет реставрация власти «Талибан», то вопрос, когда инфильтрация перекинется на другие территории имеет временное, а не содержательное измерение. Перекинется обязательно, если не предпринять усилия. Но уже не США.

Таким образом США пытается не только сбросить с администрации Байдена ответственность за Афганистан и критику за использование там американской армии, но и подкинуть свинью окружающим государствам (а за одно и противникам США) – Китаю, Ирану, России. И у них вполне это может получиться.

Афганистан (расклад сил)

Что представляет собой Афганистан сейчас? Традиционная пороховая бочка с большим количеством сил и интересантов и практически с патовой ситуацией для всех, кроме талибов, получающих статус «победителей» в многолетнем афганском конфликте.

То, что талибы (а также целая пачка группировок - партнеров) через не очень продолжительное время возьмут Кабул, нет никаких сомнений. Центральная власть в Афганистане слаба. Еще в мае этого года, талибы взяли под контроль 50 из 400 районов Афганистана. Фактически под контролем движения уже находится значительная часть границы Афганистана с Таджикистаном, проявления активности движения имеются у центральных городов Афганистана Кандагара, Мазари-Шарифа, Герата и т.д.

Есть ли другие силы в Афганистане? Разумеется, есть. В первую очередь сплоченные вокруг режима Гани Ахмадзая. Но сам нынешний президент слишком далек от сегодняшнего Афганистана. Учился в университетах США, работал в структурах Всемирного Банка. Такой послужной список – это не для Афганистана, а для страны где не идет гражданская война. У Ганиде юре есть еще время. Переизбран на второй срок он был в сентябре 2019 году. Так что формально в запасе есть еще 3 года. Но вот с силами всё куда как хуже. Афганская армия и полиция и без того не отличались боеспособностью. А иногда и вообще переходили на сторону противника или сдавали укрепленные пункты безопасности почти без боя. Руководители провинций и районом сами решают с кем связываться. Авторитетный в том числе у этнических узбеков генерал Дустум, бывший вице-президентом Афганистана в прошлом году отставлен с этой должности. Центральная власть долго не протянет.

Кто кроме? Этнические и политические группировки, обладающие военными и политическими возможностями. Видимо вскоре мы услышим о создании узбекских отрядов самообороны под командованием Дустума, об отрядах исмаилитов в западном Афганистане, ориентированных на соседний Иран и еще ряд группировок. Будет ли это означать, что талибам будет дан достойный отпор и их удастся сдержать? Нет конечно. По большому счету ни этническим группам, ни оппозиции среди пуштунов не удастся сдержать талибов, набирающих силу. Вопрос того, когда они возьмут весь Афганистан, является лишь вопросом времени.

При любых обстоятельствах Афганистан после вывода зарубежных контингентов с территории страны – это страна, погруженная в гражданскую войну. Сколько продлиться эта война? Месяцы, может быть годы? Это вопрос из тех на которые ответ сейчас не даст никто. По большому счету это зависит только и исключительно от тактики талибов и их градации угроз, которые они попытаются решить.

Соседи и планы

Вывод иностранных военных, из Афганистана, существенно усложнит жизнь всем соседям Афганистана. Хотя и сейчас Пакистан прибывает в состоянии постоянного беспокойства, по поводу присутствия талибов на территории пуштунских племен, ситуация может стать еще более напряженной.

В первую очередь угроза Афганистана, под властью талибов, проявятся в отношении Пакистана, Ирана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана. Но если в Пакистане талибы включены во внутреннюю жизнь страны и скорее всего попытаются, укрепившись в Афганистане, постараются действовать в Пакистане скорее политическими, а не военными методами, то с другими соседями всё обстоит несколько иначе.

Практически бесспорно, что Иран сейчас попытается создать пояс безопасности на территории афганских исмаилитов, а значит, будет непосредственно втянут в гражданскую войну бойцами КСИР в роли инструкторов, поставками оружия, осуществлением авиационных ударов. При этом крайне вероятно, что им удастся держать талибов на некотором расстоянии от своей границы, хотя, например, в иранском Белуджистане вполне могут появиться проталибские группировки.

Страны Средней Азии, скорее всего, подвергнутся воздействию со стороны союзников талибов из Исламского движения Узбекистана и таджикской исламской оппозиции, которым талибы, видимо, препятствовать в их действиях против Узбекистана и Таджикистана не будут. Важно отметить, что страны Средней Азии уже несколько лет ,как формируют совместный механизм реагирования, на возникающие угрозы, а также имеют связи с партнерами (в том числе Россией) в части противодействия исламистской угрозе.

Более отдаленные страны – Россия, Китай, Индия также не останутся без участия в этих событиях. Россия заинтересована в том, чтобы партнер по ОДКБ – Таджикистан, важная для торгового взаимодействия страна – Узбекистан, и важный партнер по Каспийскому диалогу – Туркменистан ,не стали жертвами исламской активности. А значит, вероятно придется усиливать присутствие российских сил в Таджикистане и вырабатывать механизм подключения к ситуации в Узбекистане и Туркменистане.

Индия, заинтересованная в строительстве транспортных и нефтегазовых коридоров из Центральной Азии через Афганистан, видимо будет вынуждена несколько свернуть свои планы, или предпринимать определенные усилия для нейтрализации своих проектов для администрации талибов (вероятнее всего платить талибам за безопасную реализацию этих проектов).

Ситуация с Китаем несколько хуже. Китай видел Афганистан в качестве одной из точек коммуникации в рамках проекта «Один пояс –один путь». Но в условиях гражданской войны это трудно реализуемо, а по завершении гражданской войны проблематично, из-за очередного «партнера» талибов – Исламского движения Восточного Туркестана, того самого, который является основным возмутителем спокойствия в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Их стремление вредить Китаю, вряд ли будет возможно сдержать.

Готовы ли Китай или Индия к интервенции в Афганистан? Нет. Это потери, это большие военные расходы, это критика по поводу «вмешательства во внутренние дела». Это большой подарок США. Для которых это будет прекрасным поводом подсадить Индию на иглу своей «помощи», или обвинить Китай во всех смертных грехах.

Готова ли Россия к такой интервенции? А зачем? России нет особой выгоды в создании инфраструктурных проектов Китая или Индии, минуя страны Средней Азии (тем более, если удастся включить Таджикистан, или Узбекистан в полномасштабную работу ЕАЭС). Кроме того, такая операция потребует более значительного присутствия сил, чем операция в Венесуэле, ЦАР или даже в Сирии. Если в Дамаске есть власть, которая знает как управлять страной и может это делать, то в Афганистане есть лишь вероятность марионеточных режимов, которые всегда будут держаться только на штыках. Бесперспективно, а значит и нецелесообразно. Придется сосредоточится на защите партнеров в Средней Азии.

Таким образом, можно констатировать, что приход к власти талибов, практически безальтернативный в существующем раскладе сил делает ситуацию опасной, как для стран соседей, таки и для ближайших крупных игроков. А это порождает другой вопрос. Как ситуация в Афганистане может развернуться в контексте противостояния игроков мировой геополитической игры?

Афганистан в мировом пасьянсе

Тут, хотя главный вопрос всё же сейчас связан с мировой торговлей, есть вполне очевидное понимание, что создаваемый (искусственно) вакуум будет заполняться. А это не может не привести к серьезным переменам в мировой геополитической игре.

США снимает с себя бремя афганского присутствия. Это как минимум, снижение политических рисков и финансовых затрат, не говоря уже о том, что будет изменена конфигурация военного присутствия. В большей степени будет укреплено американское присутствие в Восточной Азии (против Китая). Внутри Афганистана останется только политическое участие и использование авиации для решения локальных задач.

Китай и Индия, скорее всего попытаются договориться с талибами, о безопасности собственных проектов, если это конечно возможно в условиях гражданской войны. Победы талибов и … снова гражданской войны. Так как в Афганистане она не закончится с приходом к власти кого-либо.

При этом в освободившуюся брешь ринутся эмиссары от старых и новых игроков исламского мира. Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар обязательно начнут включаться в новую афганскую политическую реальность, поддерживая те или иные силы. Их поддержка может серьезно поднять градус напряженности. Особенно тогда, когда в игре попытается принять участие Турция. А она попытается принять участие, поскольку уже сейчас турки контролируют несколько аэродромов в крупных городах Афганистана, а их политические амбиции выходят далеко за рамки собственных границ.

Отдельные государства ЕС и Великобритания будут включены в процесс скорее в качестве участников политического диалога и в контексте работы спецслужб, от которых вполне можно ожидать попыток подготовить провокации, особенно с учетом того, что в планах этих государств – пробраться в богатые сырьем страны Средней Азии. Н их присутствие будет спорадическим, а не системным.

Вопрос участия России крайне сложен. С одной стороны, нам больше выгодна нестабильность в Афганистане. Чем стабильность в измерении движения «Талибан». Хорошо было бы содействовать восстановлению чего-то похожего на «Северный альянс» с действующим Дустумом, а также лидерами афганских туркменов и таджиков. Собственно, туркменов в Афганистане проживает около миллиона человек, узбеков до 3,5 миллионов, таджиков и того больше до 14 миллионов. Правда собрать их в единую силу неимоверно сложно. У таджиков нет лидера подобного Ахмад Шаху Масуду, многие афганские туркмены, узбеки и таджики мягко говоря не склонны к диалогу с официальным Душанбе, Ашхабадом и Ташкентом. В общем задача не из легких. Попытаться договориться с талибами? Но они не удержат в узде узбекских и таджикских исламистов.

Вероятность большой коалиции по Афганистану с участием России (и стран Средней Азии), Китая, Пакистана, Ирана, Индии официального правительства Афганистана при возможности привлечения других игроков гипотетически возможна, как и установление зон контроля в Афганистане, но еще более проблематична, чем возрождение Северного Альянса.

При всём разнообразии вариантов развития ситуации в Афганистане очевидно одно. Ситуация в стране будет использована основными глобальными геополитическими игроками, для активизации собственной игры. При этом игра определенно не будет линейной, а ее исход теряется в тумане следующих десятилетий, так как Афганистан – это всегда надолго.

https://vegchel.ru/index.php?do=go&url=aHR0cHM6Ly9nbGF2LnN1L2Jsb2cvNDYzMS8xNTU2ODU4Lw%3D%3D