Быть, а не казаться!

Первую свою звезду Героя Дроздецкий получил ровно 55 лет назад — 29 июня 1966 года. И в эти дни, наверное, получал бы поздравления с юбилеем этого важного события? Он оставил о себе только добрые воспоминания — дай Бог каждому так прожить жизнь. Знавшие Егора Ивановича Дроздецкого говорят о нем как об исключительно порядочном, честном, трудолюбивом человеке. Таким он и был.

Всё в мире идет своим чередом — дети рождаются, растут, учатся жить, наслаждаются прекрасным, влюбляются, и всё снова повторяется.

Среди этих людей, судеб находятся личности, которые дают нам в жизни направления, путь или зажигают свою свечу, что освещает порой заблудшую душу и дает радость, счастье, уверенность. Встретится на твоем пути такой человек — ты обретешь радость: он поддерживает тебя только своим присутствием и жизнеутверждением.

Всё меньше остается людей, друзей, знакомых, готовых разделить твои сомнения, радость, а порой и просто посочувствовать, искренне поделиться хорошей новостью. Может быть, это и не так вовсе. Но когда уходит из твоей короткой жизни человек, близкий по духу, готовый в любую минуту внести в твои сомнения только позитивное, доброе, ты вдруг ощущаешь, что становишься сиротой.

Внезапный уход из моей жизни Егора Ивановича Дроздецкого, с которым нас свела судьба давно и на многие годы, еще раз напомнил, как многое иногда проходит обыденно, незаметно — позвонить родным, близким, друзьям, поговорить, поздравить, похвалить за прожитые годы или просто за то, что живешь и радуешь мир вокруг себя.

Егор Иванович был и останется в моей памяти щедрым по жизни человеком, он не возвысился до иконы. Мы познакомились, когда его имя начало звучать в гигантском угольном мире, когда надо было делать решительные шаги в угледобыче. Наше пристрастие к делу, любовь к профессии становились залогом добрых отношений. Разговоры о молодых годах, детстве, службе на Тихоокеанском флоте становились всё интереснее и откровеннее. Служба на флоте — это ведь как проживание в общежитии, да еще и в одной комнате 4 — 5 лет. люди становятся другими. Увлекательные рассказы о недолгих увольнительных на берегу, как отплясывал «цыганочку с выходом», «яблочко» с нашим земляком Иваном Ивановичем Землянухиным, тоже легендарной личностью города, в широких матросских брюках и бескозырке с лентой в зубах. Обидчикам было несладко, спина к спине и кожаный ремень с увесистой пряжкой — орудие не слабое. Все было.

Удивляло в нем многое. Способность твердо и уверенно стоять на ногах, не теряя равновесия, осталась на всю жизнь — научился при качке на палубе корабля. Кожа на лице здоровая, без вялых морщин, руки мускулистые, крепкие — здороваясь, пальцами обнимал твою ладонь, как младенца. Простая и ясная речь, без ненужных реплик и междометий. Голос четкий, строгий и предельно выразительный.

Многому можно было поучиться у этого замечательного человека. Часть характера осталась с детства (он — из деревеньки из Новосибирской области), часть — из настоящей военной службы на флоте, а дальше — Абашево и шахта, вот, пожалуй, и все учителя. В нем удивительно органично сочетались мышление и практичность простого рабочего, врожденного лидера, и высокая интеллигентность и образованность. Хотя он «академий» не кончал. Он мог задать руководителю откровенный, порой не очень удобный вопрос в лоб. Поддерживал самые прогрессивные технологии, легко включался в работу и успешно их осваивал вместе с бригадой, понимая без слов тенденции в освоении угольного богатства.

На простой вопрос: «Как, проработав всего три года в шахте, собрать бригаду (бригадиром его выбирали) и бросить вызов всему угольному сообществу, пойти на повышение планов добычи, производительности труда и выдачи реальной (а не цифровой) сначала полторы, а потом две нормы за смену?» — он отвечал коротко: «Начал с дисциплины.» — «Как? А призывы партии? А зарплата?» — «Будем работать — будет и зарплата.» Это верно, шахтеры у нас в то время были богачи — по сегодняшним меркам. Егор Иванович сразу понял и главное — машины должны работать, а человек должен думать.

Хорошо изучив все возможности шахты, залежей угля, выяснил возможности и желания каждого члена бригады. Наладив контакт с дирекцией шахты, освоил имеющуюся технику и дальше весь процесс от добычи до выдачи на-гора. Начали работать.

Ну, конечно, и козе понятно: когда знаешь, чего хочешь и как этого добиться, — дело пойдет. Требовал, что каждый отвечает не только за себя, но и за всех в забое. С похмелья отправлял выспаться. Другие пристрастия — только на поверхности. В праздники и выходные — все в радости и веселье с семьями на природе.

Гордостью Егора Ивановича было то, что он за 34 года в шахте не потерял ни одного шахтера — ни одного «нулевого» случая.

«Звездная» жизнь не повлияла на характер бывшего матроса. Первую золотую звезду Героя Социалистического Труда он заслужил в далеком 1966 году, после 9 лет работы в качестве бригадира проходческой бригады. Вторую, вместе с приказом Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания и сооружением бюста на родине Героя — спустя 20 лет. За долгое время он успел побывать за границей, был депутатом в городском и областном Советах, делегатом трех съездов КПСС — был в почете и славе во всех смыслах.

Бронзовый бюст Егора Ивановича Дроздецкого поставили, но не на родине, а в самом центре Новокузнецка, и это справедливо. Ведь это символ рабочего человека, каким является и сам трудовой город, заслуживший почетное звание «Город трудовой славы».

Судьба знаменитого шахтера — это не просто человеческое везение. Одна судьба повлияла на престиж этой нелегкой и опасной профессии, который поддерживался в стране и в отрасли. Только в одном Орджоникидзевском районе Героев Соцтруда насчитывалось более десяти, а сколько орденоносцев? Сколько счастливых семей обрели квартиры, сколько побывали на курортах? Государство заботилось о жилье, детсадах, школах, больницах.

Шахтерское движение дало большой толчок в работе угледобычи, производительности труда, передовой техники в шахтах от кирки и коногонов — это забывать не надо, нельзя.

После ухода на пенсию Егор Иванович не был забыт и сам не замыкался в себе, был всегда подтянут, бодр. Любил ходить пешком по любимому городу. И любил его беззаветно, такой нежною любовью. Всегда говорил о прекрасных проспектах, о зеленом царстве, о четкости в планировке городских улиц. Удивительный человек!

Но не всё так гладко проходило в последние годы его жизни. После многолетней совместной семейной жизни умерла любимая женщина — жена. Умер от неизлечимой болезни сын. По дочери, которая вышла замуж и живет в Швейцарии, скучал, виделся с ней редко, а ездить туда не очень хотел.

И обиды не обходили его стороной. Как-то рассказал, что несколько лет назад его высадили из автобуса как безбилетника — то ли не поверили, что такие живут и ездят как обычные люди. Потом, правда, извинились. Однажды ему не позволили пройти в здание дирекции бывшего Южкузбассугля — не был предварительно записан.

Словом, человек он был земной, «нашенский», новокузнецкий. И герой наш, не иначе. Помнить будем, учиться, изучать, как из матроса получается Герой Социалистического Труда. Мир и покой душе твоей. Не зря прожита жизнь. Помню, благодарю и кланяюсь!

Юрий Журавков, архитектор, Почётный гражданин Новокузнецка.

Журнал «Художник», 1984 год (фото).